Suisei
Если реальность не соответствует моей логике – тем хуже для реальности…
Одиночество. Эпилог (версия 2, финальная)

Название: Одиночество. Эпилог
Автор: Tasha (Suisei)
E-mail автора: yozhik@aviel.ru
Сайт первоначальной публикации: http://HAPYTO.ucoz.ru
Бета: Отсутствует
Фэндом: «Наруто»
Жанр: Драма
Персонажи/пары: Наруто/Сакура, Неджи/Сакура; на заднем плане: Киба/Тен-Тен, Хиаши; упоминаются: Шикамару/Темари, Сай/Ино, Гаара, Цунаде, Хината, Ханаби, Чоджи, Акамару.
Рейтинг: PG-13.
Статус: Закончен
Дисклеймер: Герои и вселенная принадлежат Кишимото Масаши.
Заметки: Критику прошу обосновывать. Плагиату – нет!
Предупреждения: Возможны OOC и AU. Смерть персонажей. Присутствуют нестандартные пейринги.
Размещение: С этой шапкой и ссылкой на источник.
Краткое содержание: Действие происходит спустя пять лет после событий, описанных в основной части фика.
От автора: Читать желательно только тем, кто знаком с семью главами фанфика «Одиночество»: иначе можно не понять, о чём идёт речь. Не рекомендуется людям, зацикленным на каких-либо определённых пейрингах. Критика принимается любая, лишь бы была обоснованной. И ещё. Мне не нужна куча комментариев типа: «Круто», «Аффтар, пиши исчё», «Супер, мне понравилось» и т.п. Если вам больше нечего сказать после прочтения, лучше проявите ко мне уважение и не пишите ничего. Заранее благодарна.
Примечание: Отдельное спасибо Луне-сан за поддержку и пинки. ^^


***
Поздний вечер. Пожилой мужчина в одиночестве сидел на крыльце дома. Было заметно, что он сильно обеспокоен. Но вот он увидел девушку с волосами цвета лепестков сакуры, идущую по улице. Весь её вид выдавал усталость, а в изумрудных глазах отражалось горе. Подойдя к дому, она бросила взгляд на мужчину и произнесла:
– Добрый вечер, Хиаши-сама.
Глава клана Хьюга вздохнул с облегчением.
– Сакура, почему так поздно?
– Пришлось задержаться в Суне. В семье Казекаге несчастье, – тихим голосом ответила куноичи.
– Что случилось? – удивлённо приподнял брови Хиаши.
– Темари… мертва… – по щеке скатилась слеза.
– На неё напали? Насколько же сильным должен был быть враг…
– Нет, Хиаши-сама, она просто… – девушка сжимала в руках какую-то бумажку. – Просто не смогла так больше жить… Как же я её понимаю, – на бледном от усталости лице отразилась боль.
– И ты не осталась на похороны? В последнее время вы были очень близки.
– В этом нет необходимости, – голос чуть заметно дрожал, – Темари похоронят здесь, в Конохе. Такова была её воля.
«Как же тебе сейчас тяжело… Я вижу, хоть ты и пытаешься это скрыть, – с грустью подумал старший Хьюга. – Но не могу утаить от тебя случившееся…»
– Сакура, – печальным голосом произнёс шиноби после короткой паузы, – я вынужден сообщить тебе ещё одну плохую новость…
Сердце девушки сжалось и на секунду словно остановилось, по спине прошёлся неприятный холодок.
– Неджи? – словно предчувствуя беду, прошептала она.
– Да. В больнице. Пока без сознания.
Не говоря больше ни слова, куноичи побежала по направлению к госпиталю, забыв об усталости, которая ещё минуту назад, казалось, валила с ног.
Глава клана сочувственно посмотрел ей вслед. В его глазах были нежность и понимание.
«Бедная девочка… Сколько же всего тебе пришлось пережить за последние годы. Где прежняя Сакура? Где та весёлая и добрая девушка, которая так беззаботно радовалась жизни? Хотя, пожалуй, я знаю ответ на этот вопрос. Она умерла в тот день, вместе со своими друзьями… Не покидай её, Неджи. Ты нужен ей…»

Розоволосая куноичи бесшумно вошла в палату и остановилась рядом с кроватью, на которой лежал её муж. Сейчас казалось, что он просто спит. Но Цунаде уже успела рассказать своей ученице, насколько всё серьёзно.
«Неджи, я ведь так не хотела отпускать тебя на эту миссию, – девушка нежно погладила молодого человека по голове. – Почему же я не остановила тебя? Ведь могла бы… Ты всегда прислушивался к моему мнению… – Сакура улыбнулась. – Я никогда не любила твои глаза, Неджи: непрозрачные, цвета пасмурного осеннего неба, они словно скрывают все эмоции, все чувства где-то очень глубоко в душе. Мне всегда было трудно понять, о чём ты думаешь, что тебя беспокоит… Но как же я хочу сейчас, чтобы ты открыл глаза, улыбнулся и сказал, что всё в порядке… Правду говорят: беда не ходит одна. Ты ведь знаешь, я уже два месяца не виделась с Темари, потому с удовольствием отправилась на задание в Суну. Но её больше нет… Как же больно… терять близких людей. Пожалуйста, борись за свою жизнь. Я не хочу потерять и тебя… Я просто… умру».
Девушка так же тихо вышла из палаты, прикрыв за собой дверь. Любой посторонний человек мог бы сказать в тот момент, что её лицо не выражало ничего, кроме безразличия. Но это была лишь видимость. В другой ситуации Хьюга, скорее всего, разрыдалась бы и в истерике умоляла мужа не оставлять её одну... Но сейчас у неё просто не было сил на проявление каких-либо чувств. Казалось, что все эмоции были выплеснуты в Суне: там она плакала навзрыд, просила сказать, что всё это – неправда, отказывалась верить, что Темари мертва, пока сама ни увидела её тело… Но сейчас, не проявляя внешне ровным счётом ничего, она страдала не меньше. Возможно, даже больше, ведь боль и горе, казалось, разрывали её сердце на тысячи мелких кусочков…
В руке медика по-прежнему был зажат листок бумаги. Она не выпускала его из рук с того самого момента, как Гаара вручил его ей со словами: «Сакура, моя сестра хотела, чтобы ты прочла эту записку…»
– Темари… Что же ты хотела мне сказать? – прошептала куноичи и решилась, наконец, развернуть послание.

«Здравствуй, Сакура.
Сейчас я пишу тебе эти строки и понимаю, что ты прочтёшь их, когда меня уже не будет. Странное и неприятное ощущение. Но я не могу по-другому.
Я хочу попросить у тебя прощения. Помнишь, мы пообещали друг другу жить дальше и любить эту жизнь, несмотря ни на что? Сакура, я нарушила данное обещание. Я больше так не могу… Каждый день я просыпаюсь с мыслью о том, что лучше бы не проснулась вовсе, я специально беру самые сложные и опасные миссии в надежде, что не вернусь… Я ненавижу солнце, которое сияет вопреки всему, ненавижу облака, которые плывут по небу, невзирая на то, что его больше нет. А ведь он так любил смотреть на них… Это уже не жизнь, а лишь жалкое существование. Я устала. Устала от этого мира, в котором меня ничто уже не держит.
Но перед тем как избавить себя от этих мук, я хочу попросить тебя кое о чём: не нарушай данное мне слово. Ты ещё можешь стать счастливой, я уверена. Если сама этого захочешь.
Знаешь, я до сих пор не могу простить себе одного: я поняла, что люблю Шикамару, лишь в тот день, когда он умер у меня на руках… А самое страшное – в том, что я даже не успела сказать ему об этом. Наверное, все люди очень эгоистичны: мы не ценим своего счастья до того момента, пока не потеряем его навсегда… Надеюсь, ты это поймёшь не так поздно, как я, когда уже ничего нельзя будет исправить. Зачем я пишу тебе всё это? Просто ты – единственный человек, который меня понимал и был мне в последнее время действительно дорог.
Пожалуй, мне больше нечего сказать. Да и незачем. Спасибо тебе за всё, Сакура. Прощай».


Холодные, но, несмотря на это, прекрасные глаза Сакуры наполнились слезами после прочтения.
«Темари… Тебе не за что извиняться… Я всё понимаю. Это тебе спасибо», – девушка аккуратно сложила записку и спрятала её в карман.

***
События трёхлетней давности до сих пор стояли перед глазами Сакуры так, словно всё это произошло лишь несколько дней назад.
В тот солнечный не предвещавший ничего плохого день на Коноху напали шиноби скрытых деревень Облака и Камня. Они объединились, чтобы уничтожить одно из самых сильных селений ниндзя. Суна пыталась предупредить своих союзников, но не успела. Помощь прибыла уже в самый разгар боя. Но силы всё же были неравны.
Она никогда не забудет тот день. День, когда потеряла самых близких людей: друзей, которые были рядом всю жизнь, без которых она не представляла своё существование…

Киба… Весёлый паренёк, которого сложно представить без большого белого пса. Но в этот раз Акамару не смог помочь хозяину. Получив смертельную рану, шиноби упал на траву, заливая её кровью. Тен-Тен бросилась к любимому, она была в отчаянии.
– Сакура, ты ведь поможешь ему? – с надеждой в голосе прошептала девушка.
Но ниндзя-медик лишь покачала головой: слишком серьёзной была рана, чакры могло просто не хватить. А ведь столько жизней надо было ещё спасти…
– Нет, нет, нет!!! – в истерике кричала Тен. – Сакура, умоляю! Я умру без него! Не лишай его последнего шанса, я прошу, помоги нам!
Куноичи посмотрела в глаза подруги и сразу же отвернулась: она просто не смогла выдержать этот взгляд.
– Хорошо, я попробую…
Киба был спасён. Но за это поплатились жизнями другие…

Хината… После того, как Наруто покинул Коноху, она так ни разу и не улыбнулась. Хотя прошло уже два года. И вот теперь наследница великого клана опустилась на землю, держась рукой за живот. Сакура бросилась к ней и, увидев рану, закричала:
– Ино, где ты? Тут нужна помощь!
Но Ино уже не было. Она так хотела спасти любимого, что забыла о своей собственной безопасности. Они с Саем умерли, до последнего вздоха пытаясь защитить друг друга от смертельных атак огромного количества врагов…
Только теперь ученица Пятой поняла опрометчивость своего поступка, но было слишком поздно. Она поддалась эмоциям и спасла Кибу, и теперь не было возможности помогать другим раненым…
Хината подняла на неё прекрасные фиалковые глаза, в которых застыли слёзы.
– Сакура… Я… не хочу умирать… – с трудом прошептала куноичи, задыхаясь от собственной крови, которая хлынула ей в лёгкие.
– Потерпи немножко, – попыталась успокоить её медик. – Сейчас я позову Цунаде.
– Она… на другом конце селения… Ты не успеешь… Я не боюсь смерти, Сакура, – каждое слово давалось девушке с трудом, – просто я… хотела бы ещё хоть раз… увидеть его… Наруто… Жаль…
– Мне тоже, – всхлипнула Харуно, аккуратно закрывая рукой ставшие неподвижными глаза Хинаты, которой уже не суждено было увидеть ни Наруто, ни этот мир.

Шатаясь, медик поднялась с колен. Но тут же была сбита с ног вражеским шиноби. Противник сложил печати…
«Мне уже всё равно», – с безразличием подумала девушка, закрывая глаза.
Но судьба распорядилась иначе. Открыв глаза, она увидела врага мёртвым. А рядом лежал ещё один человек…
– Неджи!!! Нет!!! – закричала куноичи не своим голосом.
Всё произошло за доли секунды. Техники оказались равными по силе. И обе они были смертельны…
– Неджи, только не умирай… – Сакура пыталась хоть как-то сконцентрировать чакру.
– Прости, что бросаю тебя сейчас… – его голос был нежен, Хьюга улыбался. – Ты же знаешь, я отдал бы и сотню своих жизней, чтобы спасти одну твою…
Она долго сидела возле Неджи, обняв его и отрешённо глядя в тёмное вечернее небо… Хокаге, которую привёл Чоджи, объяснив ситуацию, что-то говорила девушке, но та не слушала: сознание отказывалось воспринимать окружающую действительность.
Неизвестно, как долго Харуно находилась бы в таком состоянии, если бы не услышала оглушающий женский крик:
– Стой, ублюдок!!!
Медик обернулась и увидела Темари. Она в ярости оглядывалась по сторонам, а потом, поняв, что тот, кого она искала, скрылся, без сил опустилась на землю, закрыв лицо руками. Сакура медленно поднялась и подошла к ней.
– Темари, ты ранена?
– Я? Нет, со мной всё в порядке. Благодаря Шикамару…
– А где он?
– Что, не поняла? – в голосе куноичи Песка зазвучали истеричные нотки. – Убили его, ясно?! А я не смогла догнать убийцу!!! Но ничего, он от меня не уйдёт!
– Успокойся, Темари, ты сейчас не в том состоянии, чтобы… – Сакура не смогла договорить.
– Заткнись! Что ты понимаешь?! Я его любила!!! Больше жизни! А он… Его уже нет!!!
– Я понимаю тебя очень хорошо…
– Неужели?! – Темари была в ярости.
– Ино, Сай, Хината… Неджи… Этого, разве, мало?
Сестра Казекаге, наконец, пришла в себя.
– Они… тоже?
– Да.
Темари разрыдалась.
– Прости меня, Сакура, – она обняла розоволосую девушку, из глаз которой уже совершенно беззвучно катились слёзы. – Какая же я эгоистка… Прости.

Последующие события того дня Харуно помнить не могла. От всего пережитого и вследствие полной потери сил медик потеряла сознание. Только потом Цунаде рассказала, что в госпиталь её принесла Темари. Тогда же она узнала, что Пятой удалось спасти Неджи…
А потом были похороны. Сакуре хорошо запомнились все детали, которые следовало бы забыть: не по сезону холодный крупный дождь, словно оплакивавший погибших; скорбные лица выживших в тот роковой день; надписи на надгробных плитах и фотографии улыбающихся друзей, которые ещё совсем недавно были рядом… Но отчётливее всего она помнила глаза Темари: холодные, злые, с затаившимся внутри огнём всепоглощающей ненависти и неописуемой боли… И её голос, от которого бросило в дрожь:
– Клянусь, я найду твоего убийцу, Шикамару. Пусть это будет последнее, что я сделаю в своей жизни…

***
Сакура тряхнула головой, отгоняя тяжёлые воспоминания.
«Этот кошмар будет преследовать меня всю жизнь, – подумала куноичи и тяжело вздохнула. – Ты так и не смогла справиться с этим, Темари. Я предупреждала: месть не принесёт облегчения… Ты говорила, что я должна жить ради мужа. А разве ты не должна была жить ради братьев? Но я тебя не виню. Мне тоже очень плохо и с каждым днём становится лишь хуже… С тех пор, как ушёл Наруто, я так и не смогла разобраться в себе».

Спустя три дня похоронили Темари. В Конохе, рядом с Шикамару – как она и хотела. Ни Хокаге, ни Казекаге не были против.

***
Молодой человек с рюкзаком за спиной шёл по улицам Конохи.
«Здесь почти ничего не изменилось, – думал он, оглядываясь по сторонам. – Как будто и не было этих пяти лет… А вот и тот дом».
Парень постучался в знакомую дверь. Сердце на несколько секунд замерло в груди… Но вопреки его ожиданиям дверь открыла незнакомая старушка.
– Вам кого?
– Извините за беспокойство, – молодой человек явно был растерян. – Разве Харуно Сакура не здесь живёт?
– Харуно? – бабулька задумалась. – Нет, не знаю такую. Я живу здесь уже почти три года.
– Простите… Я, наверно, ошибся…
– Постой-ка! – крикнула ему вслед старушка. – До меня здесь жила Сакура Хьюга. Может, ты её ищешь?
– Хьюга?
– Ну да. Она переехала сразу после того, как вышла замуж. Я не помню её девичью фамилию. Возможно, Харуно.
– Значит, она замужем за Неджи… – подумал вслух парень.
– Да, а ты его знаешь? – спросила пожилая женщина и, не дожидаясь ответа, добавила: – Замечательный молодой человек, всегда о ней заботился. А теперь он ещё и будущий глава клана. Так что Сакуре очень повезло с мужем.
– Подождите минуточку… Неджи – глава клана? Но как? Он же из побочной ветви…
– Разделения клана на ветви больше не существует. Хиаши лично отменил этот закон и снял печать «птицы в клетке» у своего племянника через несколько дней после того, как обе его дочери погибли…
– Что?! Хината?.. – сердце сжалось до боли от воспоминаний о милой скромной девушке, которой он всегда желал счастья и которую так и не смог полюбить…
– И Хината, и Ханаби.
– Теперь понятно… Большое Вам спасибо. Тогда я знаю, где искать Сакуру.
– Подожди-ка! А тебя-то самого как зовут? – любопытства ради поинтересовалась старушка.
– Меня? Узумаки Наруто.

***
Сакуре в эту ночь не спалось. На сердце давило какое-то странное чувство, которое не давало ей покоя.
«Да что же это такое? – думала девушка. – Предчувствие? Но чего? Очередная беда? Или что-то другое?»
Не в силах больше бороться со своими чувствами, куноичи оделась и вышла из дома. Что-то словно против воли вело её в то место, где она впервые увидела на небе ту самую звезду. Рыжую звёздочку, которая на протяжении этих долгих пяти лет давала ей надежду на лучшее.
Сакура подняла глаза к небу и… От увиденного она чуть было не закричала: звезда погасла, её больше не было…
У девушки подкосились ноги. Она облокотилась на перила, чтобы не упасть.
«Не может быть… Нет… – мысли путались в голове, сердце готово было выпрыгнуть из груди, слёзы против воли выступили на глазах. – Наруто… Неужели… и тебя больше нет? Не верю… Эта звезда давала мне надежду, что когда-нибудь мы встретимся… А что теперь?..»

***
«Наивный… Я что, надеялся, что она будет ждать меня столько лет? – глядя себе под ноги, думал Наруто. – Сам виноват. Сбежал, как последний трус… Что же мне теперь делать? Может, не стоит лезть в её жизнь? Уйти туда, откуда пришёл…»
Его мысли прервали удивлённые голоса:
– Наруто? Узумаки Наруто? Не верю своим глазам!
– Наруто?! Вот это неожиданность!
Парень поднял глаза: перед ним стояли Киба и Тен-Тен. Наруто невольно улыбнулся: он был рад встрече с друзьями.
– Да, это я! Не ждали?
– Какое там, – улыбнулась Тен. – Никто не верил, что ты вернёшься и что ты вообще жив.
– Это точно, – поддержал Киба. – Никто, кроме Сакуры.
– Сакура… – Наруто снова помрачнел. – Она ведь замужем за Неджи, да? Как думаете, стоит её навестить?
– Навестить? – удивился Инузука. – Ты разве не останешься в Конохе?
– Я хотел, но теперь думаю, что не следует этого делать.
Киба и Тен-Тен переглянулись.
– Подожди делать выводы, Наруто, – голос Тен стал серьёзным. – Нам нужно многое тебе рассказать. Выслушай, а уж потом будешь решать.
«В любом случае, Сакуре просто необходимо с ним встретиться, – пронеслось в голове куноичи, – какими бы ни были последствия… Иначе она никогда не станет прежней, никогда не будет счастливой. А для меня это очень важно».

«Надо же, сколько всего произошло за время моего отсутствия, – размышлял Узумаки после разговора с Тен-Тен. – Сакура, как же я виноват перед тобой… Если бы я не ушёл тогда… Возможно, тебе бы не пришлось пережить столько несчастий».
Он не заметил, как подошёл к мостику, на котором они когда-то разговаривали о своих чувствах.
«Тогда она сказала мне, что не любит… Я так и не узнал, было ли это правдой».
Внезапно он остановился, как вкопанный: на мосту стояла девушка с розовыми волосами и смотрела в небо, словно пытаясь найти там что-то. На её глазах блестели слёзы.
«Она… Это же она!» – стучала в голове только одна мысль.
– Сакура-чан!

***
– Сакура-чан! – вдруг услышала куноичи чей-то крик.
Голос показался знакомым. Девушка нехотя повернула голову и... не поверила своим глазам. На другой стороне моста стоял молодой человек со светлыми волосами, глазами цвета весеннего неба и полосками на щеках; в его одежде преобладал рыжий цвет.
«Не может быть…» – разум не сразу осознал происходящее.
– Наруто?.. – сдавленным полушёпотом проговорила Сакура.
Парень ничего не ответил. Он улыбнулся такой доброй, такой родной улыбкой, подбежал к девушке и посмотрел на неё тем самым взглядом, по которому она скучала всё это время…
– Наруто, ты вернулся?
– Я не смог так больше жить… Эти пять лет без тебя были адом…
– Прости меня, Наруто, – куноичи расплакалась. – За всё прости…
– Сакура, – Узумаки нежно вытер слезинки, стекающие по её щекам, обнял девушку и прижал к себе; она даже не думала сопротивляться. – Это ты меня прости. Я всегда любил тебя, Сакура-чан! И сейчас люблю. Ты – всё для меня…
Внезапно Хьюга отстранилась и, взглянув в его глаза, сказала спокойным отчуждённым голосом:
– Я тоже рада тебя видеть, Наруто. Я очень скучала. Но мне нужно домой, я сегодня очень устала. Давай встретимся завтра утром в девять часов возле «Ичираку-рамен»?

***
Неджи очнулся и увидел рядом с собой Цунаде, которая заливала в капельницу новую порцию лекарства.
– Хокаге-сама, а что с Сакурой? Где она? Уже вернулась из Суны?
– Неджи, ну наконец-то ты пришёл в себя! Значит, опасность миновала.
– Так Вы ответите на мой вопрос?
– С ней всё в порядке. Последний раз приходила сегодня утром около восьми. Ты, между прочим, был без сознания четыре дня.
– Около восьми? Сейчас только девять… Она так быстро ушла?
– Сакура рассказала, что Наруто вернулся. Она хочет поговорить с ним. Я думаю, этот разговор может затянуться надолго. Они всё-таки пять лет не виделись, – Пятая улыбнулась. – Так что не волнуйся напрасно.
Через несколько минут Хокаге ушла, оставив Неджи одного.
«Наруто… – с грустью подумал Хьюга. – Так вот, значит, в чём дело. Что ж… Сакура, ты так ждала его, столько слёз пролила… Я не буду вам мешать. Ты согласилась выйти за меня замуж лишь потому, что как никогда нуждалась в поддержке, любви и понимании. Ты этого не скрывала, и я принял это. У тебя ведь никого не осталось, даже родители погибли в тот страшный день. Но теперь… Раз он вернулся, для меня в твоей жизни больше нет места…»
Спустя некоторое время сознание молодого человека погрузилось в тревожный сон.

***
– Я всё понял, Сакура-чан. Спасибо, что угостила меня раменом. Всё-таки в Конохе он самый лучший! – Узумаки улыбнулся и попытался сделать беззаботное выражение лица; получилось неубедительно.
– Наруто, это тебе спасибо!
– За что? – удивился джинчуурики.
– За то, что вернулся, за то, что понимаешь меня. И, самое главное, за то, что помог мне разобраться в себе, понять свои чувства.
Глаза девушки, ещё день назад такие безрадостные, холодные, печальные, вновь сияли: в них зажглись те яркие искорки, которые погасли три года назад и которые уже никто не надеялся больше увидеть. И Наруто был искренне рад этому. Теперь он видел, что она – всё та же Сакура-чан, которой была когда-то давно, когда они ещё были одной командой.

***
– Неджи, просыпайся! – услышал будущий глава клана чей-то весёлый голос.
Он открыл глаза и увидел Сакуру. Она сидела рядом и улыбалась.
– Сакура? Ты что здесь делаешь?
– А где я ещё должна быть? – засмеялась куноичи.
– Ну, я слышал, что Наруто вернулся…
– Да, ты прав. И я очень этому рада. Поговорив с ним, я очень многое поняла.
– Например? Что всё ещё любишь его? Я в этом и не сомневался, - молодой человек старался говорить холодным и безразличным голосом, чтобы только не показывать, как ему сейчас тяжело.
– Все эти годы я действительно так думала. Но теперь я поняла, что дороже тебя у меня никого нет… Неджи, – девушка ласково взяла его за руку, – ты всегда был рядом со мной, поддерживал в трудную минуту, помогал пережить все те беды, что на нас свалились… Если бы не ты, меня бы уже не было в живых… как Темари. Я бы тоже не справилась. Когда Хиаши-сама сказал, что ты в больнице, я подумала о том, что ты можешь умереть, так и не узнав, как сильно я тебя люблю… И от этой мысли мне стало страшно. А Наруто… Возможно, я любила его. Теперь уже трудно сказать. И он всегда будет мне дорог. Но теперь, когда он вернулся, у меня словно камень с души свалился. Я точно знаю одно: я так ждала его не потому, что хотела вернуть любимого человека, а потому, что волновалась за лучшего друга и боялась его потерять. Я уже давно люблю лишь тебя, Неджи…
– Сакура, – Хьюга улыбнулся и обнял любимую девушку, – ты даже не представляешь, что значат для меня эти слова… Я так мечтал когда-нибудь их услышать. Больше мне ничего от этой жизни не нужно.
Куноичи ничего не ответила. Слова были уже неуместны. Она лишь прижалась к мужу, положила голову ему на плечо и мысленно пообещала:
«Теперь у нас всё будет хорошо. И я, наконец, буду счастлива. Как ты и хотела, Темари…»